Russian Communist Workers' Party - CPSU

  • 2/11/19 10:11 AM
  • Διεθνές Τμήμα

english, russian

 

The struggle of the Communists within the CPSU with the rebirth of the party. XXVIII Congress and the direction to the market. The continuation of the Gorbachev course in the politics of opportunists after the collapse of the USSR.


Report of the RCWP representative, the secretary of the Central Committee, A. K. Cherepanov, at the European Communist Initiative forum in Istanbul on February 18, 2019.


Speaking about the bourgeois rebirth of the party and the Soviet state, they usually focus on the 28th CPSU Congress, its decisions and the struggle of the Communists there.
However, the roots of this rebirth lie much deeper. The fact is that the CPSU approached the XXVIII Congress not as an orthodox revolutionary communist party, corresponding to the Leninist definition of a new party type. By this time, by the efforts of the XX and XXII CPSU congresses, the party in theory has already abandoned such cornerstones of Marxism as the doctrine of the proletariat dictatorship, the understanding of the state as a purely class instrument of the ruling class. There was a refusal to recognize the continuation of the class struggle under socialism, and, most importantly, in the basis, in the economy, some reforms carried out led to the weakening of its character as direct social production and developing its product- market orientation. The development trend towards the elimination of commodity-market relations in the economy was replaced by the tendency of their expansion and development.
Since the time of Khrushchev, the state has been treated on a national level, and the Communist Party has been more and more understood and presented as the party of all the population. It can be said that, at the XXII Congress of the CPSU, the party under the leadership of Khrushchev handed over communist positions and switched to the rails of revisionism, while retaining the communist name and appropriate phraseology, however at the XXVIII Congress under the leadership of Gorbachev, the party was already openly adopting non-communist, social-democratic and even anti-communist theoretical positions, but at the same time also kept its communist name, hiding behind the red flag and swearing loyalty to the communist choice.
At the same time, the majority of the delegates at the XXII Party Congress were, most likely, in Leninist terms, honest opportunists and involuntary revisionists, which was due to their low Marxist literacy, but it was more or less homogeneous mass of Leninist party members. But at the XXVIII Congress of the CPSU , a peculiar ideological hodgepodge of all sorts of different politically diverse elements was already quite clearly observed : from orthodox Marxists to ardent anti-communists. No wonder, when Professor A.A. Sergeev , speaking at the XXVIII Congress from the Movement of the Communist Initiative (MCI), began his speech with a greeting: “ Communist comrades! Legal Marxist comrades! As well as socialists, left and right social democrats and other members of our party ... ”, - his words were met with laughter and applause in the hall. And in the report on behalf of MCI, with whom Comrade V.A. Tyulkin spoke at the Constituent Congress of the Communist Party of the RSFSR, the situation was described as following: .{“ The members of our party are both at the head of the left-wingers and the right-wingers. And at the head of the United front of workers, and at the head of the Popular Front. Those who are for communism, and those who are against communism are all members of our party. And the one on top of this observes and says: “Good! Pluralism ! "- this person is the main ideologue of the party."
Thus, if you answer the question quite briefly: why did the communist party and the Soviet state lost the game so easily? The answer might be: because the party was no longer communist and the state was not Soviet.
We often heard the opinions of our foreign comrades, and in Russia too, it was as if the XXVIII Congress and the CPSU in general were losing without a fight: they all followed Gorbachev so meekly, voted for the market, for “democratic socialism with a human face”, for perestroika and so on. This is not true. There was resistance to Gorbachev and his course in the CPSU, and it was, moreover, organized, if not from the first days of his reign, then from 1987 - definitely. First, in Leningrad, a society of scientific communism was formed, which mainly united scientists - representatives of the social sciences, then the workers' political clubs of workers "For Leninism". Then the organizations merged and expanded, formed the Leningrad, Moscow, then with the support of the All-Union Central Council of Trade Unions, and then the All-Union United Front of Workers, and finally, in 1989, the Communist Initiative Movement was created in the CPSU, the most famous form of which was Initiative congresses of communists, the first one of which took place in April 1990 in Leningrad and which represented more than a million communists of Russian organizations.
The main issue of resistance to Gorbachev's perestroika at that stage was the struggle against the transfer of the economy to market relations. In the political report of the Central Committee, Mikhail Gorbachev tried to justify this transition with its so-called necessity, lack of alternatives. And taking this lack of alternatives as an axiom, Gorbachev starts to justify the ongoing political reform and the concept of parliamentarism, still preached by the comrades from the Communist Party of the Russian Federation and the Communist Party of Uktaine as "democracy". At the same time, Gorbachev emphasized the ideological kinship and continuity of perestroika with the Khrushchev's XX Congress of the CPSU. Here are his words: “First of all, I must repeat what I have said more than once: the concept of perestroika is not a sudden insight of a certain group of people. Beginning with the 20th Congress of the CPSU , a search in the party and the society was launched. ” These searches naturally led Gorbachev to a certain rejection of the party's proletarian character and the exit to the Khrushchev national spread: "We are the party of perestroika, and, therefore, the CPSU acts today as a nation-wide political organization.
Of course, all these theoretical ideas were quite obvious. Since the first program of the RSDLP, any more or less educated communist knows that commodity production gives rise to capitalist relations every day and every hour. Therefore, the slogans “Market economy now” and arguments like “there is no alternative to the market”, “there is no other way” met with quite serious resistance in the party and in the economist circles. A whole galaxy of Soviet economists came up with scientific, Marxist, i.e. anti-product, anti-market positions.
The participants in those economic discussions claim that the Gorbachev marketists have not won a single open theoretical discussion, have not won a single serious public economic dispute. Therefore, they were forced to act on the sly, using their huge advantage, as they say today, in the administrative resource and the media.
Having resolved the matter privately at the highest party-state level, and under the influence of representatives of international imperialism (Gorbachev had already met with Thatcher and Reagan, who had been enthusiastically optimistic about him), they would actually announce the fact of the choice already made to the party and the presented this in such a way as if the way to the market is unequivocally determined, and science, world experience and even Marxist-Leninist theory support this. And the one who did not take this course to the market, simply received the label of a retrograde, dogmatic and a backward element.
We should note that in the speeches of these supposedly backward elements at the XXVIII Congress of the CPSU and the Constituent Congress of the KP RSFSR, it was possible to hear not only constructive criticism of Gorbachev’s and his team's renegation, but also the predictions of the consequences that the transition to the market would bring to the country and the people, in fact, that would be, the capitalization of society. So, the representative of DKI, Professor Sergeev A.A. in his report, again and again with the strong sense of political economics, showed that it was a question of return to capitalism.
We should note a very important point. From the point of view of orthodox Marxists (i.e, revolutionary Marxists) - both in the 80s of the last century, the representatives of the Communist Initiative Movement at the XXVIII Congress, and today the representatives of the RKWP, CPSU, by that time had already stopped to represent the interests of the working class and all the other layers of workers.That is why it was so easy to succumb to the calls of anti-Soviet, the miners of the USSR went on strike, that is why thousands of workers left the party and finally after the events of August 1991 and the ban of CPSU by Yeltsin, the working class as a whole remained almost completely indifferent to this event. It was no longer his party. The Gorbachev's CPSU stopped to be a party of the working class.
With the decisions that were dragged through at the 28th CPSU Congress, the socialist statehood was in fact replaced by bourgeois. Perestroika was not only a state system, but also the right of private ownership of any means of production, including collective farm lands.
The leaders of the party stubbornly did not want to consider a truly scientific alternative to the market and did not give such an opportunity during the ten days of work. Then came the last, the eleventh day of the congress. And it was only on that last day, that the representatives of DKI, in a viscous struggle, achieved that their delegate would nevertheless be given the floor precisely on the issue of transition to the market. V.A. Tyulkin was requested to report our position. Victor Arkadyevich presented an alternative resolution to the congress, and the meaning of it was in the fact that the communists should cancel the market direction, avoid sliding into capitalism. In this Statement, there were prophetic words based on the Marxist analysis and Marxist scientific foresight: “Forced, contrary to objective processes, “treatment”of socialism by capitalism will entail not an increase in production and living standards, but their inevitable decline, will cause widespread social protest, will lead to severe suffering of the people". And further: “The Party cannot conduct perestroika that led to severe deterioration in the life of people. As for the Communist Party, it simply will not stand this distress, and there will be no one to defend the final goals of the movement. ”
1259 delegates voted for this resolution, i.e. a third of the congress, despite the unprecedented pressure of the opportunist party leaders. We, that is, the Communist Initiative movement, took the most direct part in resisting this process of transition to a the market and we have a right to be proud of it. But we did not have the strength to stop the capitalization.
Today, this dream of Gorbachev - the movement into capitalism under the red banner - is included into the program provisions of the Communist Party of the Russian Federation and a number of foreign parties that call themselves communist. It is common that in Zyuganov's today circle and among the top leaders of the Communist Party of the Russian Federation and the UPC-CPSU there is not a single person who has somehow opposed Gorbachev and the transition to the market at the XXVIII CPSU Congress. Not even one! But among the management of new commercial structures: banks, stock exchanges, concerns and holdings, various joint-stock companies, the leaders and staff of the Gorbachev wing of the CPSU are very closely represented.
The leaders of the Communist Party of the Russian Federation believe in the theory of so-called "market socialism", clumsily referring to the experience of Lenin's NEP and taking as an example the current experience of economic construction in China under the leadership of the CPC. In the political part
of their program they completely forget about the fact that Lenin's NEP was carried out under the conditions of the state of the proletariat dictatorship, and the current market communists, usually misrepresent the standard parliamentary system as democracy, bringing “honest ” election rules to it and appealing to the conscience of those in power, they promise to use government regulation for the social orientation of the economy. The policy they pursue today is not a labor policy, but, petty-bourgeois, both theoretically and practically.
The topics of the reports at today's meeting are “October 1993 in Russia: a product of opportunism or provocation?”and “The phenomenon of Ukrainian nationalism. Maidan and the communist movement ", about the well-known events in Russia and Ukraine. Without discouraging the speakers, let us say that in both cases the opportunists (KPRF and KPU) with their direct actions not only contributed to the creation of conditions for successful reaction actions, but also contributed to the fascist forces coming to power.
At the very crucial moment in Russia from the television screens Zyuganov urged the working people to sit at home and not to fight. He himself was watching the execution of the Supreme Council from the outside. And then the KPRF broke through the front of the boycott of the elections “on blood”, and by participating in the elections, helped Yeltsin to create the illusion of democracy and legitimacy, promoted the presence and dragged through the anti-popular constitution (51%of positive votes out of 52% of presence).
In Ukraine, the Communist Party of Ukraine and Simonenko expelled the Communists from the party for their work in the Union of Workers of Ukraine, led ideologically and organizationally disarmed party and working people to the events of Maidan. After the coup, the Communist Party group in the Verkhovna Rada at first voted for the speaker Turchinov - thus helping the Nazi legitimation. Then the Communist Party of Ukraine made the decision to go to the presidential election in the country, realizing that there was not even the slightest chance of winning .By participating in the presidential election campaign, the Communist Party of Ukraine actually finally legitimizes Poroshenko - the head of the ruling Ukrainian junta. However, no one expected any other action from our former comrades from the KPU leaders.
Thus, opportunism, as a form of petty-bourgeois socialism, is today a brake in the communist movement. Just as in the Communist Manifesto Marx and Engels once critically characterized different types of unscientific socialism (utopian, Christian, petty-bourgeois, bourgeois, etc.), today we need to analyze and indicate the main features of the modern variety of petty-bourgeois socialism. From our point of view, such signs include:
- declaring that bourgeois parliamentarism is democracy and highlighting the tasks of the struggle for the so-called "fair" parliamentary elections and the election victories;
- the proclamation of the exhaustion of the limits for revolution;
- professing a model of market socialism in economy, supposedly based on a multi-structured model, and, in fact, on capitalist private property under the political power of the bourgeoisie.

An example and a model for most parties that adhere to this concept is the policy of the Chinese Communist Party. However, for workers of Kazakhstan, striking oil workers of
Mangistau Oblast building of socialism with private and private-capitalist property is not a socialist way at all since in 2011 the reactionary authorities and Chinese proprietors not only used the repressive means, courts, and prisons to put down the workers, but also killed the workers and their families first, after that they used the police to shoot the protestors.
However, I think, it is the same for the Chinese proletarians who came to Russia and work for Russian (and Chinese, often underground) capitalist enterprises in terrible disenfranchised conditions for beggarly wages. We comradely warn the Chinese Communists against repeating the CCP way the way Gorbachev did it, but with Chinese characteristics — under the red banner of capitalism.
Thus, Gorbachevism is alive in today's communist movement and, without overcoming it, it is impossible to talk about returning to the path of socialism, about the victory of the working people either in Russia or in other countries of the world. Therefore, our party is actively exposing the opportunism of the Communist Party of the Russian Federation and other modern marketers disguised as communists. We remember well what exactly was said by V.I. Lenin: "The struggle against imperialism, if it is not inextricably linked with the struggle against opportunism, is an empty false phrase."
We draw the attention of comrades to the fact that in our time opportunism has significantly changed its character and its functions. If in Leninist times the there were honest opportunists who sincerely considered themselves Marxists, now opportunism has become a controlled weapon of imperialistic policy aimed at demobilizing Marxism, its emasculation, turning into a skillful diversion of workers from revolutionary and general scientific views and positions, erosion of communist ideology and communist practice. This weapon is extremely dangerous, in no case should this risk be underestimated. It is no secret that the opportunist parties are actively supported, generously funded and promoted by bourgeois propaganda, therefore the fight against them is very difficult. We all need to direct these efforts precisely to this struggle, which threatens not only the future of our movement, but has already become one of the main threats to the present. We see that in the international communist movement opportunism has taken a leading position and is expanding its influence. This proves the necessity of a close bond between the revolutionary parties, coordination of our actions, organizational unification into the revolutionary pole and later on into the new Communist International. Real, Leninist! The 100th anniversary of which we celebrate this year.
Proletarians of all countries, unite!


 

 

Борьба коммунистов внутри КПСС с перерождением партии. XXVIII Съезд и курс на рынок. Продолжение курса Горбачева в политике оппортунистов после распада СССР.

Доклад представителя РКРП, секретаря Центрального комитета Черепанова А.К., на форуме Европейской Коммунистической Инициативы в Стамбуле 18 февраля 2019г.


Говоря о буржуазном перерождении партии и Советского государства, обычно основное внимание уделяют 28 съезду КПСС, его решениям и борьбе коммунистов на нём.

Однако,корни этого перерождения лежат гораздо глубже. Дело в том, что КПСС к своему XXVIII съезду подошла уже отнюдь не ортодоксальной революционной коммунистической партией, соответствующей ленинскому определению партии нового типа. К этому времени усилиями XX и XXII съездов КПСС партия в теоретическом плане уже отказалась от таких краеугольных камней марксизма, как учение о диктатуре пролетариата, понимание государства как сугубо классового инструмента господствующего класса. Был проведён отказ от признания продолжения классовой борьбы в условиях социализма, а главное - в базисе, в экономике были проведены реформы, приведшие к ослаблению её характера как непосредственно общественного производства и развивающие её товарно-рыночную направленность. Тенденция развития на отмирание товарно-рыночных отношений в экономике была заменена тенденцией на их расширение и развитие.

Государство со времен Хрущева стало трактоваться как общенародное, да и коммунистическую партию всё больше понимали и преподносили как партию всего народа. Можно сказать, что, если на XXII съезде КПСС партия под руководством Хрущёва сдавала коммунистические позиции и переходила на рельсы ревизионизма, при этом сохраняя коммунистическое название и соответствующую фразеологию, то на XXVIII съезде под руководством Горбачёва партия уже открыто брала на вооружение некоммунистические, социал-демократические и даже антикоммунистические теоретические положения, но при этом также сохраняла своё коммунистическое название, прикрывалась красным флагом и клялась в верностикоммунистическому выбору.

При этом большинство делегатов XXII съезда партии, скорее всего, были, выражаясь ленинским языком, честными оппортунистами и невольными ревизионистами, что объяснялось их низкой марксистской грамотностью, но это была более или менее однороднаямасса, как они сами о себе думали, партийцев-ленинцев. А вот на XXVIII съезде КПССуже вполне отчётливонаблюдалась своеобразная идеологическая солянка всяких разных политически разнородныхэлементов: от ортодоксальных марксистов до ярых антикоммунистов. Недаром, когдавыступавший на XXVIII съезде от Движения Коммунистической Инициативы (ДКИ) профессорА.А.Сергеев начал своё выступление приветствием: «Товарищи коммунисты! Товарищи легальныемарксисты! А также социалисты, левые и правые социал-демократы и другие члены нашейпартии…», - его слова были встречены смехом и аплодисментами в зале. А в докладе от имениДКИ, с которым на Учредительном съезде КП РСФСР выступил тов. В.А. Тюлькин, ситуацияописывалась так: «И во главе левых, и во главе правых – члены нашей партии. И во главеОбъединённого фронта трудящихся, и во главе Народного фронта. И те, которые за коммунизм, ите, которые против коммунизма – все члены нашей партии. А тот, кто сверху за этимнаблюдает и говорит: «Хорошо! Плюрализм!» – тот главный идеолог партии».

Таким образом, если совсем коротко отвечать на вопрос: почему так сравнительно легко потерпели поражение коммунистическая партия и Советское государство, ответ может быть такой: потому что партия уже была не коммунистическая, а государство – не было Советским.
Нам часто приходилось слышать мнение от зарубежных товарищей, да и у нас в России, будто XXVIII съезд и вообще КПСС сдавали позиции без боя: мол, все так покорно шли за Горбачёвым, голосовали за рынок, за «демократический социализм с человеческим лицом», за перестройку и так далее. Это неверно. Сопротивление Горбачёву и его курсу в КПСС, безусловно, было, причем организованное если не с первых дней его правления, то начиная с 1987 года – определенно. Сначала в Ленинграде было образовано общество научного коммунизма, которое в основном объединяло ученых – представителей общественных наук, затем Политклубы рабочих «За ленинизм». Затем организации объединились и расширились, образовался Ленинградский, Московский, затем при поддержке ВЦСПС Российский, а затем и всесоюзный «Объединённый фронт трудящихся», и, наконец, в 1989 г. было создано Движение Коммунистической Инициативы в КПСС, наиболее известной формой работы которого стали Инициативные съезды коммунистов, первый из которых прошёл в апреле 1990 г. в Ленинграде и который представлял более миллиона коммунистов российских организаций.

Основным вопросом сопротивления горбачёвской перестройке на том этапе была борьба против перевода экономики на рыночные отношения. В политическом докладе ЦК Михаил Горбачев пытался обосновать этот переход его якобы необходимостью, безальтернативностью. И принимая эту безальтернативность как аксиому, уже из неё Горбачев выходит наоправдание проводимой политической реформы и концепции парламентаризма, которуютоварищи из КПРФ и КПУ до сих пор проповедуют как «народовластие». При этом Горбачевподчеркивал идейное родство и преемственность перестройки с хрущевским ХХ съездом КПСС. Вот его слова:«Прежде всего, должен повторить то, что говорил не раз: концепция перестройки — это несиюминутное озарение какой-то группы людей. Начиная уже с XX съезда КПСС, в партии иобществе развернулись поиски». Эти поиски естественным образом привели Горбачева кизвестному отказу от пролетарского характера партии и выходу на хрущевскую общенародность:«Мы — партия перестройки, и, следовательно, КПСС выступает сегодня как общенароднаяполитическая организация».

Конечно, все эти теоретические умствования шиты белыми нитками. Со времён первой программы РСДРП любой более-менее образованный коммунист знает, что товарное производство ежедневно и ежечасно рождает капиталистические отношения. Поэтому лозунги «Даёшь рыночную экономику» и аргументы типа «альтернативы рынку нет», «другого не дано» встретили в партии и в кругах учёных-экономистов довольно серьёзное сопротивление. Целая плеяда советских ученых – экономистов выступили с научных, марксистских, т.е. антитоварных, антирыночных позиций.

Участники тех экономических дискуссий утверждают, что горбачёвцы-рыночники ни одной открытой теоретической дискуссии, ни одного серьёзного публичного экономического спора не выиграли. Поэтому рыночники вынуждены были действовать исподтишка, используя своё огромное преимущество, как сегодня говорят, в административном ресурсе и средствах массовой информации.

Келейно решив вопрос на самом верхнем партийно-государственном уровне, в том числе под влиянием представителей международного империализма (Горбачев уже встретился и с Тэтчер, и с Рейганом, которые его восприняли восторженно-оптимистически), они партию и народ фактически ставили перед фактом сделанного выбора и преподносили дело таким образом, будто путь на рынок однозначно определён, что за это, якобы, говорят наука, мировой опыт и даже марксистско-ленинская теория. А тот, кто этого курса на рынок не принимал, просто-напросто получал ярлык ретрограда, догматика и отсталого элемента.

Мы же отметим, что в выступлениях этих, якобы, отсталых элементов на XXVIII съезде КПСС и наУчредительном съезде КП РСФСР не только давалась принципиальная конструктивная критикаренегатства Горбачёва и его команды, но и во многом предсказывались те последствия, которыепринёс стране и народу переход на рынок, а по сути – капитализация общества.Так, представитель ДКИ профессор Сергеев А.А. в своем докладе еще и еще раз с железнойлогикой политэкономической науки показывал, что речь идет именно о возврате в капитализм.
Отметим очень важный момент. С точки зрения ортодоксальных марксистов (т.е. революционных марксистов) – как в 80-е годы прошлого столетия представителей Движения Коммунистической Инициативы на XXVIII съезде, так и сегодня представителей РКРП,КПСС к тому времени уже перестала выражать интересы рабочего класса, а, следовательно, и всех других слоев трудящихся. Именно поэтому так легкоподдаваясь на призывы антисоветчиков, бастовали шахтёры СССР, именно поэтому тысячи рабочих выходили из партии, и именно поэтому, в конце концов, после августа 1991 года и запрета

Ельциным деятельности КПСС, рабочий класс в целом остался к этому событию почти совершенноравнодушен. Это была уже не его партия. Горбачевская КПСС пересталабыть партией рабочего класса.

Решениями, которые протаскивались на 28-м съезде КПСС, социалистическая государственность фактически заменялась буржуазной. Реставрировался не только государственный строй, но и право частной собственностина любые средства производства, включая колхозные земли.

Рассматривать действительно научную альтернативу рынку руководство партии упорно не желалои съезду такой возможности не предоставляло в течение десяти дней работы. Настал последний,одиннадцатый день работы съезда. И лишь в этот, последний день съезда представители ДКИ в вязкой борьбе добились, чтобы их делегату всё же было предоставлено слово именно по вопросу перехода на рынок. Доложить нашу позицию было поручено В.А. Тюлькину. Виктор Аркадьевич представил съезду альтернативную резолюцию, смысл которой заключался в том, что коммунисты должны отвергнуть курс на рынок, на сползание в капитализм. В этом Заявлении были пророческие слова, основанные на марксистском анализе и марксистском научном предвидении: «Насильственное, вопреки объективным процессам «лечение» социализма капитализмом повлечет за собой не повышение производства и уровня жизни, а их неизбежное падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа». И далее: «Партия не может вести перестройку, приведшую к тяжелому ухудшению жизни народа. Что касается Коммунистической партии, она эти потрясения просто не выдержит, и отстаивать конечные цели движения будет некому».

За эту резолюцию проголосовало 1259 делегатов, т.е. треть съезда, несмотря на беспрецедентное давление оппортунистического руководства партии.Мы, то есть Движениекоммунистической инициативы, в сопротивлении этому процессу перехода на курс к рынку,приняли самое непосредственное участие, чем, в общем-то, вполне имеем право гордиться. Но сил остановить капитализацию у нас не хватило.

Сегодня эта мечта Горбачева – движение в капитализм под краснымзнаменем – по существу включена в программные положенияКПРФ и целого ряда партий, называющих себя коммунистическими,других стран. Характерно, что в сегодняшнем окружении Зюганова и в высшем руководстве КПРФ и СКП-КПСС нет ни одного человека,который хоть как-то выступал против Горбачева и перехода на рынок наXXVIII Съезде КПСС. Ни одного!Зато среди руководства новыхкоммерческих структур: банков, бирж, концернов и холдингов, различных акционерных обществ очень плотно представлены руководящие и аппаратныеработники горбачёвского крыла КПСС.

Руководители КПРФ исповедуют теорию так называемого«рыночного социализма», неуклюже и не к местуссылаясь на опытленинского НЭПа и ставя в пример сегодняшний опыт экономическогостроительства в Китае под руководством КПК. В политической части своей программы они при этом начисто забывают, что ленинская НЭПосуществлялась в условиях государства диктатуры пролетариата, анынешние рыночные коммунисты, как правило, выдают занародовластие обычную парламентскую систему, ратуя только за наведение в ней «честных» правил выборов и взывая к совести властьимущих, обещают использовать государственное регулирование длясоциальной ориентированности экономики.Политика, проводимая ими сегодня, и втеоретическом, и в практическом плане не рабочая, а мелкобуржуазная.

В темах докладов на сегодняшнем заседании внесены «Октябрь 1993г. в России: продукт оппортунизма или провокация?» и «Явление Украинского национализма. Майдан и коммунистическое движение», об известных событиях в России и на Украине. Не отбивая хлеб у докладчиков, скажем, что и в том, и в другом случае оппортунисты (КПРФ и КПУ) не только способствовали созданию условий для успешных действий реакции, но и своими прямыми действиями способствовали приходу к власти фашиствующих сил.

В России Зюганов в самый ответственный момент с экранов телевидения призвал трудящихся сидеть по домам и не вступать в борьбу. Сам наблюдал со стороны за расстрелом Верховного Совета. А потом КПРФ прорвала фронт бойкота выборов «на крови», и своим участием в выборах помогла Ельцину создать видимость демократии и легитимности, способствовала натяжке явки и протаскиванию антинародной конституции (51% «за» при 52% явки).

На Украине КПУ и Симоненко исключали коммунистов из партии за работу в Союзе рабочих Украины, привели партию и трудящихся к событиям майдана идейно и организационно разоруженными. А после переворота фракция КПУ в Верховной Раде сначала проголосовала за спикера Турчинова – тем самым помогая легитимации фашистов. Затем Компартией Украины было принято решение идти на выборы президента страны, понимая, что нет ни малейшего шанса на победу. Участвуя в президентской выборной кампании, КПУ фактически окончательно легитимирует Порошенко – главу правящей Украинской хунты. Впрочем, от этих бывших наших товарищей из руководства КПУ иного действия никто и не ожидал.

Таким образом оппортунизм, как разновидность мелкобуржуазного социализма, сегодня является тормозом коммунистического движения.Так же, как в своё время в Манифесте Коммунистической партии Маркс и Энгельс критически характеризовали разные виды ненаучного социализма (утопический,христианский, мелкобуржуазный, буржуазный и др.), нам сегоднянеобходимо разобрать и указать основныепризнаки современной разновидности мелкобуржуазного социализма. С нашей точки зрения к такимпризнакам относятся:

- объявление буржуазного парламентаризма народовластием ивыдвижение на первый план задач борьбы за так называемые«честные» парламентские выборы и победы на них;

- провозглашение исчерпанности лимитов на революцию;

- исповедование модели рыночного социализма в экономике,основанной якобы на многоукладности, а, по сути, накапиталистической частной собственности в условиях политическойвласти буржуазии.

Примером и образцом для большинства партий,придерживающихся этой концепции, является политика компартииКитая. Однако для рабочих Казахстана, бастующих нефтяников Мангистауской области, где реакционные власти и китайскиесобственники для подавления рабочих в 2011г. использовали не толькорепрессивный аппарат, суды, тюрьмы, но затем пустили в ход сначалаубийства рабочих и членов их семей, затем силами полиции расстреляв протестующих, курс на построение социализма с частной и частно-капиталистической собственностьюявляетсяотнюдьнесоциалистическим. Впрочем, думается, так же, как и для китайскихпролетариев, приехавших в Россию и работающих на российских (икитайских, часто подпольных) капиталистических предприятиях вужасающе бесправных условиях за нищенскую зарплату. Мы по-товарищески предостерегаем коммунистов Китая от повторения КПКпути Горбачева с китайской спецификой – под красным знаменем в капитализм.

Таким образом, горбачевизм жив в сегодняшнемкоммунистическом движении и, не преодолев его, невозможно говоритьо возвращении на путь социализма, о победе трудящихся ни в России,ни в других странах мира.Поэтому наша партия активно разоблачает оппортунизм КПРФ и других современных рыночников, маскирующихся под коммунистов. Мы хорошо помним, как точно сказал В.И. Ленин: «Борьба с империализмом, если она не связана неразрывно с борьбой против оппортунизма, есть пустая лживая фраза».

Мы обращаем внимание товарищей, что оппортунизм в наше время существенно изменил свой характер и свои функции. Если в ленинские времена оппортунистами были честные приспособленцы, искренне считавшие себя марксистами, то теперь оппортунизм превратился в управляемое оружие империалистической политики, направленное на демобилизацию марксизма, его выхолащивание, превращение в свою противоположность по целям и методам, искусного отвлечения трудящихся от революционных и вообще научных взглядов и позиций, размывание коммунистической идеологии и коммунистической практики. Это оружие крайне опасно, преуменьшать эту опасность ни в коем случае нельзя. Не секрет, что оппортунистические партии активно поддерживаются, щедро финансируются и пропагандируются буржуазной пропагандой, поэтому борьба с ними сильно затруднена. Но тем большие усилия нам всем надо направлять именно на эту борьбу, которая угрожает не только будущему нашего движения, но уже стало одной из основных угроз и сегодняшнему. Мы видим, что в международном коммунистическом движении оппортунизм занял ведущие позиции и расширяет своё влияние. Это доказывает необходимость тесного сплочения революционных партий, координацию наших действий, организационное объединение в революционный полюс и далее – в новый Коммунистический Интернационал.Настоящий, ленинский! 100-летие которого мы в этом году отмечаем.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!